Мели-Су
Не ждите чуда - чудите сами.
Отрывок 1
Материнский инстинкт, отрывок 2
Лёжа под кустом с неопознаваемо-чернильными ягодами, я печально проводила перепись наличного.
Четыре лапы с внушительными когтями. Хвост – поникший, но, слава хвое, не облезлый, а то было бы совсем обидно. Шер-р-р-рсть… много, светло-серая. И полная пасть зубов. Если найти отражающую поверхность, ну хотя бы воду, можно будет убедиться, что… Блин, Наташенька, солнышко моё единственное, подумай прямо! Не отворачивайся от правды!
Волк. Или, судя по результатам обследования, всё же волчица. Что легче. Наверное…
И запахи. Отовсюду. Чтоб было смешнее – начиная с себя. Лапы пахнут родным, но непередаваемо. Как вообще жить можно, если собственный след дивно ароматизирует окрестности?
Хочется сложить лапы на голову и заскулить. Звуки! Шорохи! Бегает кто-то! Гром был – сунулась посмотреть. Блин! А это заяц, едрить его налево, жевал чего-то! Смылся, паразит, с таким же грохотом! Бедные ушки… Бедная я…
Совсем, кстати, неимущая. Лапы к голове лучше не прикладывать, и не только потому, что пустая. Зудит и чешется приличная такая (наверное, не вижу) рана между ушами. Как ни странно, почти не больно. Только полное ощущение, что сердце туда, в эту рану, переехало на ПМЖ. Откуда и стучит. А ещё неприятно стягивает шерсть – видимо, кровью.
А что ещё хуже… Проклятье… Вот что было не так с травой и вообще с миром.
Цветов почти нет. Оттенков – нереальное количество, а вот цвета различать не удаётся. Так, проблески какие-то, но и это, подозреваю, исключительно за счёт памяти, что небо голубое, а трава зелёная. И эти оттенки… если разница очень резкая, мне начинает казаться, что я сейчас провалюсь между двумя «цветами». Не радует даже то, что зрение обострилось, и очки мне уж точно больше не понадобятся. Как и одежда. И нормальный дом…
Одно хорошо – нервы явно впали в кому. Так что нужно хорошенько подумать, пока не они очнулись.
Память при мне. Отлично помню круглые глаза того ушлёпка, который меня на красный свет под грузовик столкнул. Номер грузовика, кстати говоря, тоже отчётливо помню, но кому это надо?
Э-э-э… А вот это интереснее.
Смутные образы, ассоциативные на незнакомые ощущения и понятия. А понятия зацеплены на что-то… на рефлекторные реакции? Инстинкты? Это что, память ВОЛЧИЦЫ? А как её осознать?!
Что со мной, вообще, произошло? Ну, убило меня, это понятно. Но вот зверюга эта серая страшная, она почти в порядке. Судя по ощущениям, какого-либо реального вреда эта рана не принесла. Да и кому это надо – воскрешать волчицу?
И вообще, я где?!
Лапы напружинились, подбрасывая меня с подстилки. Недолго длилось моё спокойствие.
Часа два я носилась кругами, обрыкивая каждый куст. Живность тактично удалилась спасать свои шкурки, а людей здесь отродясь не ходило.
Стоп.
Людей?
Здесь есть люди?!
Лапы подкосились.
Боже мой. Люди. Прятаться-бежать-больно-громко
Бр-р. Ну и воспоминания. И, как ни печально, из них вытекает, что к людям в этом теле пока лучше не надо.
Хотелось пить. Нос, как самая ответственная часть организма, встрепенулся, потянув за собой уши. Отсекаем, отсекаем… О, есть контакт. Информация слуха и обоняния трансформировалась в ощущение прохлады на языке. Лапы сами собой понесли в сторону… Так, журчит, быстро, остро – ручей?
Через минут десять бега стало ясно, что да, ручей.
Жить – можно. Даже так. Запомни, девочка! Запомни… Ты же хочешь – жить.

@темы: Фрагмент, Рассказ