Мели-Су
Не ждите чуда - чудите сами.
"Инкуб"
Отрывок 1

Игровые танки Мирону никогда не нравились. Возможно, из-за соседа-стероидника, чей вид возмущал зачатки эстетических чувств; возможно, из-за того, что самому такие габариты не грозили. Да и дамы-силовики не отвечали его вкусам. Так что его перс был инкубом.
Шайала-Ра-Даранну, разведка и саботаж. Мирон наделил его длинными платиновыми волосами, собранными в высокий хвост, небольшими бакенбардами и миндалевидными золотыми глазами. Обрядил в облегающий чёрный комбинезон со шнуровкой по левому рукаву и длинный синий, расшитый чёрным узором балахон с глубоким капюшоном. Издалека – маг магом. А без плаща – уже почти порнография. Плюс низкие мягкие сапожки с небольшими шипами на подошве, как у футболистов.
В каждом рукаве по кинжалу с ощетинившимися мелкими острыми зубьями лезвиями. А с правого предплечья было несложно снять маленький арбалет. Шнуровка комбинезона представляла собой разъёмную удавку, в вышивку вплетены руны невидимости – главное, правильно соединить рукава. Яды… Ну, а перстни и длинные ногти на что? Не для красоты же, ясен пень.
Конечно, представляться инкубом было бы крайне рискованно. Не то, чтобы инкубы были по игре вне закона… но специализация у них была очень определённая, так что инкуб вне борделя вызывал здоровые подозрения, для разведчика совершенно излишние. По сочинённой Мироном легенде, Шайала был не Ра-Даранну, а вовсе даже Аква-Та-Наэль, младший представитель одного из островных эльфийских домов. Этих домов было, как островов в Великом Океане, а сколько тех островов – подсчитать ещё никто не удосужился. А от магического определения защищала всё та же вышивка, а точнее, её фрагмент на капюшоне.

В онлайновку «Мир Света, Тьмы и Сумерек» (в просторечии «Светильник») Мирон начал играть ещё на уровне тестирования, три года тому. Его тогда как раз бросила девушка, банально ушла от него к лучшему другу Владиславу. Влад учился в МГИМО и не стеснялся пользоваться родительскими деньгами. Короче, богат, красив и перспективен, Алиса не прогадала. А Мирон за раз потерял девушку, в которую был искренне влюблён, и друга – пересекаться с Мироном Влад перестал.
Благослови Бог двинутых – приятель-программист в качестве лекарства от сердечных мук прописал Мирона в «Светильник». Осознав, что отпинаться от такого счастья просто так не получится, пролетевший влюблённый погрузился в правила, изучая их так, словно собирался сдавать по ним ЕГЭ. Основные расы не внушили энтузиазма, а вот некоторые из менее банальных привлекли внимание. Возможно, неудача на личном фронте тоже повлияла на выбор родины.
Имя инкубу подбиралось по тем же правилам. Только через месяц игры, налюбовавшись на Маш и ВанХелсингов, игроман-новобранец осознал, что мог бы и не заморачиваться с именем и легендой, но тут оказалось, что всё очень даже в тему. Благодаря такому погружению в матчасть, герой Мирона сливался с фоном и успешно косил под искусственный интеллект, что ему, как начинающему Джеймсу Бонду, было очень даже на руку.
Изначально довольно банальный, мир оброс несколькими уникальными фишками. «Светильник» предлагал не только привычный выбор типа «воин-маг-вор-торговец». Его вполне можно было убедить принять человека на должность каменщика. Некоторые реальные рестораны в качестве рекламы построили в игре свои аналоги, в которых поддерживали актуальное меню и интерьеры. Всё больше предметов, отображённых на экране, являлись не просто антуражем, а вполне себе «предметами в игре».
Мирона особо радовало, что его профессиональный рост являлся ДЕЙСТВИТЕЛЬНО профессиональным ростом – и как разведчика тоже. Сколько он перелопатил профильной литературы, мама дорогая-я-я...
Лекарство оказалось действенным и неслабо затягивало, тем более Мирон остервенело этому поддавался. И когда через пол года Алиса позвонила в его дверь, парень посмотрел на неё глазом разведчика-неофита, отметил цепочки-колечки, дорогой пиджачок-косметику… и захлопнул дверь. Пошла она, в самом деле, на три заборных буквы.

Очередная миссия состояла в том, чтобы получить чертежи нового судна, разработанного гномами из технического отдела торговой гильдии. Чертежи были жуть какие секретные, но, по информации заслуживающего доверия крыса-оборотня (который, конечно, понятия не имел, на кого работает), до ближайшего секретного заседания хранились в кабинете главы гильдии, господина Пандара, человека. Соблазнить самого господина главу, даже несмотря на его восемьдесят три года, проблем не составляло – ха, найдите того, кто сможет отказать инкубу такого класса! – но. Во-первых, оставлять настолько жирный след было бы крайне непредусмотрительно. Во-вторых, господин мог не пережить таких страстей – инкуб же, а это тоже… не желательно. В-третьих, Мирону просто была неприятна мысль подкладывать своего разведчика под мужика.
Задумчиво постучав костяшками по столу, Мирон щелчком мыши залез в личную базу данных своего персонажа и открыл в соседних окнах инфу по родным и работникам господина главы торговой гильдии. О! Совпадение. Госпожа Пансанья, сорок лет, дочь и секретарь в одном лице. Эксцентричная дамочка, похоронившая уже двух мужей. Не особо умная, но с хорошим шестым чувством, базирующемся в седалищном нерве. То, что нужно. Идея свидания в кабинете отца и шефа явно возбудила дамочку, свято уверенную, что это исключительно её идея. Дело техники.
Пока инкуб, обработав дамочку (к её неприкрытому удовольствию) и слизнув некоторое количество её энергии, под заклинанием просматривал чертежи в трёх пластах (реальность обычная, магическая и скрытая), Мирон оставил комп и пошёл на кухню ставить чайник.
Волноваться за своего героя смысла не было. Даже если эта дочка и не бот, а вполне себе другой геймер, это не имело особого значения. Если игрок не следит за своим персом, то тот вполне может свалиться в голодный обморок или просто от истощения, о чём будет сообщать надпись во весь экран на зафиксированном последнем кадре. А уж истощение (вместе с оч-чень интересным последним кадром) дамочке гарантировано. Очнувшись, она обнаружит себя в крепких мужских объятиях. Такой жгучий темнокожий брюнет с карими глазами.
Нарезая бутерброды, Мирон в который раз подивился, что на Шайалу ведутся не только боты, но и вполне реальные люди. Даже не всегда поймёшь, кого соблазнил на этот раз.
Сигнал от компа заставил бросить недорезанные бутерброды и почти закипевший чайник. Чертежи были просмотрены, пора аккуратно приводить партнёршу в чувства и выметаться.
На постоялом дворе Мирон включил было режим переноса чертежей из памяти на бумагу (пока заклинание ещё не развеялось, унося с собой значительную часть информации), но тут, как назло, подкрался звиздец. И ладно бы заслуженный, так нет. Искали не Шайалу, и даже не чертежи, а какого-то контрабандиста, но номера шмонали – дай местные боги! И полузаконченные чертежи могли стоить если не жизни, то уж руки наверняка. Спрятать их в этом клоповнике было решительно некуда.
Пришлось использовать джокер. Джокер выглядел как такой себе кулон-артефакт, который уже почти год валялся в сумке инкуба. Что кулон делает точно и по какому принципу работает, Мирон понятия не имел. Разработка игрока-артефактиста, с рекомендацией использовать в безвыходной ситуации: «переносит в безопасное место». Какое, как определяется, не ловушка ли… А хрен его знает. Но другого выхода не оставалось. Вздохнув и размашисто перекрестив монитор, Мирон активизировал артефакт.
Щёлкнуло. Сверкнуло. Грохнуло. Уши заложило конкретно!
Мирон дёрнулся от стола, зажмурившись и чуть не лишив мышку хвоста. А когда снова открыл глаза… Может, лучше было этого не делать?
Из монитора лез чёткий, даже картинный, объёмный глюк по имени Шайала-Ра-Даранну.

Продолжение следует...

@темы: Фрагмент, Рассказ